главная страница










Эшкинина Ульяна. Горный бег для мозга

Ульяна Эшкинина

Горный бег для мозга

Лишь прочитав две трети «Романа с языком» Владимира Новикова, смогла назвать ощущение, накрывающее меня на каждой странице. Вполне реальное и физическое, встречающееся мне ежедневно на протяжении двенадцати лет.  Странно, что я не узнала его уже на первых абзацах. Но кто бы мог подумать, что литература и филология способны пересечь зону влияния спорта и претендовать на легкоатлетические термины?

«Роман с языком» - это как кросс для мозга. И не восстановительный, по пять минут на километр равнинной местности, а темповой в гору. Сначала сложно и кажется непреодолимым, а потом втягиваешься и наслаждаешься красотой проносящихся пейзажей. Но как только расслабился на появившемся плато, начав получать удовольствие от происходящего, появляется новый подъем, заготовленный коварными горами. А через полчаса с садистским нетерпением уже ждешь этих перепадов, жаждешь более крутого и трудного склона.

Стиль автора заставляет мозг поучаствовать в таком горном забеге. Сперва взбираешься, почти пешком, на предложения - «В этом симбиозе от мира взят наносной, поверхностный хаос, от человека – эгоцентрический цинизм, от языка – легкодоступная свобода игрового плетения словес. Это словоблудие почти неуязвимо для разоблачения, его невозможно призвать к ответу, поскольку оно ни за что не держится и ничем не дорожит», потом набираешь скорость на фразах - «нервная пыль, покрывавшая меня снаружи и изнутри», «справили свадьбу гордыня и уныние, заключили союз мания величия и мания преследования», «она была мной намагничена» и по-настоящему начинаешь кайфовать, морально и физически, от слов «тонкий, то и дело убегающий, словно ветром сдуваемый аромат разогретый солнцем сосновой смолы». Этим сочетанием можно лечить истрепанную душу и раскаленные нервы. Это как добраться до вершины и, наконец, попить воды, упав на колени за финишной чертой.

Владимир Новиков тренирует и совершенствует мозг читателя, делая его сильнее и конкурентнее за двести страниц. Преднамеренно скрытые литературные цитаты запускают в памяти запрос «у кого это было?», реминисценции – «как это было?», трансформации - «что это было?». Двусмысленность же, пронизывающая текст вдоль и поперек, порой заставляет браузер виснуть – «а это ли автор имел в виду?». И чем дольше мозг ищет ответ, тем радостнее от его появления. В «авторских примечаниях» можно свериться с некоторыми случаями. При попадании «в точку» - чувство, что выиграл забег.

В «Романе с языком» важно каждое слово. Упустить хоть одно – выпасть из контекста и в итоге вернуться на уровень ниже. Удовлетвориться беглым чтением не получится. Автор изобретательно сталкивает в речи своего героя исконно русские и заимствованные, старинные и модные слова, часто приводя их значения и истории знакомства с ними. Некоторые захотелось пригласить к себе, особенно глагол GONNEN. Надеюсь, он согласится и останется жить со мной.

Эта книга о безмерной любви к всемогущему языку со всеми его капризами. С его помощью можно говорить о жизни, смерти, любви, боли. Главный герой, рожденный автором, Андрей Владимирович, филолог по образованию и гуманитарий по «нутру», весьма плодотворно рассуждает об этих понятиях. С приятной постороннему самокритикой и вежливой иронией, Андрей не раздражает своими действиями. Только хочется с негодованием воскликнуть «тепличный юноша!», как в следующем абзаце уже объяснение - «растения, подобные мне, в теплице могут дать кое-какие плоды, пригодные в пищу. И никакого толку не будет от того, что нас выставят на мороз, - увянем и все». Вся злость на героя тут же растворяется в его осознании собственного несовершенства и принятии себя таким, какой есть. Периодически с ужасом думаешь «как можно тащить первую встречную в постель», а она ему уже жена.  При желании можно придраться к его ведОмости, но Андрей и этого не отрицает. Осуждать главного героя - как пытаться спорить с человеком, который и не планировал спорить. Остается лишь с интересом наблюдать за его выбором и дальнейшими поступками. Путем проб и ошибок он приходит к занятному определению жизни, к которой общается на протяжении всего повествования: «Жизнь есть боль, точнее система болей. И противостоять им можно только выстраивая адекватную (для тебя лично) иерархию болей. Ощутив малую, попытаться понять: где большая, где на самом деле болит». А боли Андрей испытал немало, детально прочувствовав на себе многие ее проявления. Тем закономернее и логичнее финал романа: «И что дальше? Смиренно признать, что в жизни у меня не было Жизни? Нет, нет и нет! Все-таки ты у меня была!»

Несомненно, чтобы насладиться такой литературой, надо быть не на первой ступени подготовки, а уже прокаченным в этой сфере человеком. Новичок не окончит дистанцию - сойдет под видом плохого самочувствия из-за гипоксии, любитель с горем пополам доберется до конца, а вот профессионал будет с вожделением ждать за поворотом новый подъем. «Роман с языком» не просто «readable», он usable. Usable для вашего мозга.

09.03.2020

 

 

 


11.03.2020, 323 просмотра.



Автобиография :  Библиография :  Тексты :  Пародия :  Альма-матер :  Отзывы :  Галерея :  Новости :  Контакты