главная страница










Пародии А. Коломейского на лауреатов премии "Поэт"

Анатолий Коломейский

ВАРИАНТЫ С СЮЖЕТОМ

Пародии на лауреатов премии «Поэт»[1]

Александр КУШНЕР

ИЗМЕННОСТЬ НЕИЗМЕННОСТИ

 

Какое время, таковы и нравы,

И лишь минувшее - константой неизменно.

Меняются зверье, леса и травы,

И заячья душа не суверенна.

 

Косой, однажды заработав лихо,

Поддался жажде буйного веселья

И в городок отправился с зайчихой.

Была зайчиха в платье для коктейля.

 

Ни о капкане мысли, ни о пуле

Не предвещали лютой перспективы.

И в ресторан зайчишки заглянули,

А там, в меню – лишь времена на выбор.

 

Губу зайчиха раскатала ловко –

Губа у ней была отнюдь не дура.

- А где капуста или, блин, морковка? -

Зайчишка прыгнул выше абажура.

 

О, парадокс ассортимента странный!

Причина – мелочь, в результате - дело:

Скандал, официант, охранник...

Пиф-паф! – раздался выстрел - сникло тело.

 

И не успела бедная зайчиха

Вдовства изведать горестные лета,

Как ожил заяц благочинно тихо -

Из стартового били пистолета.

Олеся НИКОЛАЕВА

ЛЕСНОЕ ПРОСВЕТЛЕНИЕ

 

Можно молчать на латыни или на древнегреческом.

Можно кричать жестами, мимикой громко воя.

Но к зайцам следует относиться по-человечески,

Не доводя никогда отношения до убоя.

 

Я расскажу историю, суть которой  безжалостна.

Борис был в душе охотник - стрелял сигареты ловко.

Но, прочитав Аксакова, хоть проза того и благостна,

Взял в одну руку ружье, а в другую - винтовку.

 

Еще стрелок навострил сапоги болотные,

Вооружился собакой породы «дворовая такса»

И направился туда, куда ходят отнюдь не голодные,

Где под зелень так и просится заячье мясо.

 

Зайчики – те же люди! (Спросите любого кондуктора!).

Гложут Бориса сомнения: охота бесчеловечна?

Вдруг прозвучало свыше, словно из репродуктора:

- Остановись, убийца! – и в лоб охотнику ударило нечто.

 

Внутренне содрогаясь, снаружи – кожа гусиная,

Борис стремительно скрылся в зарослях барбариса.

А, утром, выйдя из леса, сапоги  теряя резиновые,

Борис постригся в монахи и ходит теперь лысым.

 

 

 

Олег ЧУХОНЦЕВ

ЯВЬ И СОН

 

Я был разбужен третьим петухом –

Два первых прокричали понапрасну.

Прервался сон: я был в лесу глухом,

Общался с зайцем. Заяц был несчастным.

Несчастен тем, что жутко одинок,

Что нет в меню морковки и капусты...

Я наяву вдыхал столичный смог -

Капусты было у меня негусто.

Весь сон ушел. Мерзавцы петухи -

Будильники без совести и чести!..

Пусть рухнет мир, завянут лопухи,

Но я до смерти буду с зайцем вместе!

Грядет всемирный заячий отстрел,

На длинноухих ярая охота!..

Я вспомнил град в меня летящих стрел,

Причем, летящих из-за поворота.

Я вспомнил то, как критики, трубя,

Вопя:

-Ату!

В мои стреляли книжки…

И крикнул:

- Заяц, я люблю тебя!

Прорвемся!

Верь!

Не дрейфь, братишка!

 

 

Тимур КИБИРОВ

ПЕРЕСЕЧЕНИЕ

 

Раз-два-три-четыре-пять-

Шесть-семь-восемь-девять-

десять можно насчитать,

если не фиг делать.

Можно выйти погулять,

уши распуская.

То-то зайцу благодать -

вопли попугая.

Можно пыж забить в патрон

и палить в бутылку.

Шишел-мышел-выйти-вон

можно на развилку,

чтобы, щуря глаз, попасть

в рюмку или блюдце.

Зайчик вышел погулять,

чтобы не вернуться.

Выстрел! Звук взметнулся ввысь -

эха выхлоп резкий.

Две судьбы пересеклись -

вот, где - Лобачевский!

Трали-вали-оп-ля-ля

Из лодыжки студень.

В том, что зайцам нет житья

виноваты люди.

Как идею донести:

зайцев жрать не надо!

Тачка, жвачка, конфетти,

манускрипт, Канада…

Инна ЛИСНЯНСКАЯ

ВЕЧНЫЙ ВОПРОС

 

Легко ль  скакать по жизненному краю?

Наверно, легче вышивать на пяльцах.

Я круглосуточно упрямо размышляю

О встрече той - охотника и зайца.

 

Случайно ли судьба определила

Прервать прыжок, исполненный так бойко.

Судьба, вообще, негаданная сила:

Вот муха повстречалась с мухобойкой…

 

И только ль траекторией ведома,

Стремилась пуля, не в мишень - в живое?..

Зачем зайчишка выглянул из дома?

Ему – прыг-скок, а горе-то какое!

 

Последствия, увы, необратимы:

Дух воспарил над заячьим обличьем.

Полеты духа – да, необходимы,

Но где права дают на это птичьи?

 

И в чем решенье вечного вопроса,

Которым испещрен мой ежегодник?

Кто, все-таки, тогда остался с носом:

Погибший заяц иль живой охотник?

 

 

Сергей ГАНДЛЕВСКИЙ

АНТИМАЗАЙ

 

Есть обычай у русской поэзии

заступаться за тех, кто слабей:

от акулы вблизи Полинезии

до замерзших полярных мышей.

Родилась апология зайчика

− был унижен охотник с ружьем.

А ведь он не опаснее мальчика,

что в Брюсселе струит в водоем.

 

В поэтической нашей ментальности

был погашен охотничий пыл.

И, простите меня за банальности:

кто хоть раз себе пищу добыл,

не в «Макдональдсе» очередь выстояв,

не рецепт кулинарный зубря,

а мужским, мощным гендерным выстрелом,

завалив, например глухаря?

 

Скачет зайчик нетронутый, в целости

летом серый и белый зимой.

А охотник лишь в приступе смелости

комара отгоняет клюкой

иль, поэзией вдрызг обесславленный,

он сжимает зубами пращу...

У меня зайцы сгрызли все яблони,

и я этого им не прощу!

 

Виктор СОСНОРА

ПЛОТОЯДЬ

 

В лесном лесу, березово-сосно-

вом, безгрибном, безъягодно ущербном,

зайчишка серый тихо SOSновал:

- Спасите, кто-нибудь, от удушенья!

В ветвях житейской мудрости сова

незрячей Никой выражала право-

и лево-судье чащи. Хитрован

охотник брел, пугая пни оскалом.

Гулящей девкой выйдя погулять,

на комара он брал и брал на мушку

лесную живность, вплоть до муравья…

Холодный ствол охотничью грел душу.

И живностью последний были миг

ежи, олени - баловни поэтов.

Сорока на хвосте предсмертный гимн

несла,  как носит почтальон в конверте

судьбы чужой надменный штрих-пунктир.

Охотник мнил себя Вильгельмом Теллем,

забыв, что лес в России не тир-

ольский, где призы. И разве дело в этом?

А дело в том, да в том и не в один -

практически в собранье сочинений:

жетон «Морали высшей соблюдин»,

а не ружье всем драить ежедневно!

 

Евгений РЕЙН

ОТ  ПРОТИВНОГО

 

Не сотворите из мухи кумира

Или слона, если выбор не ясен.

Гусли, трубу, балалайку и лиру -

Все посвятим развенчанию басен.

 

Гонит волну потихоньку Фонтанка.

Птичья история тронула печень:

Чижик, устроив банальную пьянку,

Был собутыльниками увековечен.

 

Аничков мост, по-простому – конюшня:

Так неуемны ее постояльцы.

Только скажите, зачем это нужно

Пудрить мозги приключением зайца?

 

Чтобы прослыть гуманизма оплотом

Души людские считалкой тревожить?!

Кто бы сегодня вспомнил про Клодта,

Если б он зайца сваял, а не лошадь?!

 

Может, охотничья правда и схожа

С правдой косы на росистом покосе…

Что бы сказал мне на это Сережа?

Что бы изрек мне на это Иосиф?

 

С кем пообщаться бы, сердце врачуя?

Заяц сигает в любимцы народа!..

Что-то сегодня несносно ворчу я…

Просто, противная нынче погода!

 



[1] Сатирик Анатолий Михайлович Коломейский живет и работает в Челябинске. Цикл пародий «Варианты с сюжетом» написан в пандан известной книге пародий Юрия Левитанского «Сюжет с вариантами», где от имени «живых классиков» поэзии изложена история на тему «Вышел зайчик погулять». Тех, кого не успел спародировать (или просто не застал) Левитанский, спародировал Коломейский, продолжив работу по портретированию ведущих русских поэтов. Претензии к пародисту принимаются по адресу: kolomeyskiy@yandex.ru

16.04.2013, 3120 просмотров.



Автобиография :  Библиография :  Тексты :  Пародия :  Альма-матер :  Отзывы :  Галерея :  Новости :  Контакты